Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Свежий Номер

Журнал "Клуб 33,6 миллиона" №19 за 2017 год

 Женские организации за рубежом

Нажмите на флаги, чтобы увидеть то, что происходит в каждой стране (в женских клубах):

Яндекс.Метрика

Светлана Светличная: «Мне говорят, что я наивная»

 

 

Светлана Светличная:

«Мне говорят, что я наивная»

 

 

 

С актрисой кино Светланой Светличной мы встретились у нее дома. Живет она на окраине Москвы, в Новоясенево – в уютной двухкомнатной квартире  многоэтажного дома. Светлана Афанасьевна вышла навстречу в коротенькой юбочке – легкая, стройная, как девушка. Мы пили чай в комнате, увешанной зеркалами и афишами фильмов, где снялась Светличная. Подумалось, что именно такая обстановка подходит для актрисы и для настоящей женщины, которая любит возвращаться во времена своей молодости. Однако почти сразу Светличная сумела  перенаправить мое внимание с ее персоны на проблемы Битцевского парка, где она каждую неделю убирает мусор.

 

- Для меня очень важно, чтобы та территория, которую я вижу перед собой, не только в своем доме, на лестничной клетке, а вообще кругом, была максимально чистой. Меня  совсем не устраивает  жить среди мусора, я предпочитаю не ждать, когда кто-то придет и уберет. Я надеваю рабочую одежду, перчатки резиновые,  беру грабли, веник, и иду убирать то, что люди оставляют за собой на пикниках. Мне не раз говорили, не узнавая во мне актрису: «Повезло жильцам дома - вот вас прислали убирать мусор.  А нам никого не прислали». Не хочу переубеждать, раз люди думают, что не они сами, а кто-то должен придти и им все сделать, пусть терпят. Но мой пример все-таки оказался заразительным - нас, уборщиков парка, собралась-таки небольшая группа.

- Лариса Голубкина тоже убирает на Воробьевых горах – и там целое студенческое движение возникло.

- Лариса молодец, она мне очень нравится, мы с ней одно поколение. Она искренняя, азартная, она спешит делать добро. Такие люди, живущие с распахнутым сердцем, конечно, могут израниться от чьей-то жестокости и хамства,  но ведь и столько хорошего от этого мира получают. Я сама стараюсь так жить. Вот мне говорят, что я наивная, что до сих пор слишком доверяюсь людям. Ну ведь это мои ошибки. Пусть так. Я предпочитаю верить, чем не верить людям.   

- Думаю, вам важна красота не только вокруг, но вы и сами  трепетно относитесь к своей внешности... И в последнее время удивляете нас необыкновенно тонким стилем, изысканностью…

- Мне помог определиться с моим имиджем молодой стилист Руслан Татьянин. Он с детства, как выяснилось, был влюблен в меня как в актрису. И когда я сидела дома одна, забытая и стареющая, вдруг нашел меня, предложил поработать над моим образом, и вот я теперь как заново родилась. Я поняла, что еще красива и притягательна для мужчин. У меня сегодня совершенно изменилось качество жизни. Я чувствую себя счастливой.

- Вы так азартно обо всем говорите, нет ощущения груза лет…

- Так жизнь настолько интересна и удивительна, я до сих пор многому готова удивляться и радоваться. Меня может обрадовать поход в какой-нибудь супермаркет «Ашан», например. Пришла туда, а там, как в Париже в аэропорту Орли – звуки инструментов, ручей, запах, ароматы. Помню, в Орли я сказала своим провожатым, что хотела бы остаться жить здесь! (улыбается). А если серьезно, то я хотела бы  жить в Барселоне. Во мне, видно, энергия испанская. Вот почему я и выживаю, несмотря на то, что жизнь меня бьет постоянно, испытания то и дело подбрасывает... Мне ужасно нравятся музыка и ритмы испанские, танцы болеро, фламенко.

- Может, еще освоите эти танцы?

- Нет, уже не освою. Коленка болит – травма детства сказывается. Но я знаю, что могу спонтанно выразить свое горячее настроение и вызвать восхищение окружающих. На одном из фестивалей в Москве показывали танец фламенко, и мужчины танцевали свои партии. Один из испанцев пригласил меня на танец, и моя импровизация была настолько хороша (вообще-то я во ВГИКе танцевать училась), что этот мужчина потом подошел ко мне и накинул на меня зеленый испанский платок. Я поняла, что да, я попала в десятку!

- Удивительно, что с вашим темпераментом, с таким большим потенциалом, все-таки больших значительных ролей в кино у вас немного.

- В начале 70-х венгерский режиссер Петер Сас пригласил меня на большую роль в картине «Держись за облака». Я была там рыжей дамой в веснушках – мне сшили много сногсшибательных костюмов, я была то в брюках, то в вечернем туалете. То моя героиня, советская разведчица танцует, то стреляет по врагам. Мне там было позволено все! Моим партнером выступал Гунар Целинский, по фильму он был влюблен в меня. Ох уж, я там наигралась, навоображалась! Если бы картина вышла в прокат, уверена, у меня было бы много предложений в кино. Но я по воле судьбы осталась только королевой эпизода. Иногда и фамилии моей в титрах не найдешь, а эпизод получается запоминающимся. Что в «Отце Сергии», что в сериале «Место встречи изменить нельзя», что в «Бриллиантовой руке». Михаил Ромм, у которого я училась, гордился мною, он знал, на что я способна, он один раз только меня покритиковал. Начинала в спектакле «Отцах и детях», потом в «Хождении по мукам» играла замученную войной русскую женщину. Видно, я так точно вошла в образ, что Ромм сказал сокурсникам:  «Учитесь у вашей коллеги». Я многогранный человек, но я никогда не пробиваю себя. Я знаю, что многие артистки, с которыми я училась, специально ездили на «Мосфильм» и дефилировали там, чтобы их заметили. Я бы никогда в жизни так не поступила - ни в молодости, ни сейчас, никогда. Но пророчество Ромма, сказавшего после дипломного спектакля «Салемский процесс», на который приезжали мои родители, что впереди меня ждет великое будущее, не сбылось.

- Трудно было пережить, что кинематографическая судьба, не складывалась, как хотелось?

- Был период, когда я очень страдала, обижалась. Потом перестала. Вот к Володе (Владимир Ивашов, муж Светличной, умер в 1995 году  - ред.), до сегодняшнего дня я так и считаю, что  судьба была несправедлива. Нельзя так обращаться с талантами. Он был достоин лучшей участи как актер. Я женщина - мне легче приспособиться. Женщины более живучи - если не карьера, не профессия,  то шляпки, домашние дела. А мужчины, они по-другому скроены. Когда в 90-е был этот неимоверный провал в кино, Володе было очень тяжело. Он не мог без театра, без ролей. Володя был потрясающе талантлив, как он в «Балладе о солдате» Григория Чухрая играет! Он не мог без стихов. Блока, Маяковского, Бодлера так читал – никто так не мог! Благодаря Володе я и полюбила поэзию.

- И, тем не менее, вашу красотку, просто какую-то инопланетянку в «Бриллиантовой руке», несмотря на всего лишь эпизод, узнала вся страна и вы стали очень известной, узнаваемой актрисой. Это ведь своего рода тоже удача.

- Думаю, конечно, это была удача, и за счет сценария, в том числе. Чухрай знал, что в то время из-за цензуры какие-то вещи надо будет пропихивать, хитрить. Анна Сергеевна осталась в сценарии, но он прекрасно понимал, что если она будет в нижнем белье играть сцену встречи с Юрием Никулиным в гостинице - то эпизод этот не оставят, а если в купальнике аляпистом зеленом, то скажут – это же не пляж! Поэтому на «Мосфильме» сшили игривый халатик – и это спасло положение. Выручило также то обстоятельство, что партнером был Юрий Никулин. Его воспринимали не как актера, а все равно как клоуна. Любимого клоуна. И рядом с такой красивой женщиной он смотрелся довольно комично и вовсе не сексуально. То есть вот эти наши человеческие вещи все равно срабатывают. Правда, в какой-то момент в телевизионных показах эту сцену с халатиком вырезали. Несколько лет ее не было. А знаете, что помогло вернуть эпизод на место? А то, что эта картина была любимой у Леонида Ильича Брежнева. Он как-то отдыхал на правительственной даче и попросил ему привезти «Бриллиантовую руку» - очень ему Анна Сергеевна нравилась. Еще раз хотел посмотреть на яркую блондинку. И когда стал смотреть, то очень был удивлен, не найдя своей любимой сцены. И тогда ее вернули.

- Расскажите, как вам с Никулиным работалось?

- Он очень заряжен был на роль, я поняла, что я к нему могу обращаться по всем вопросам. Он был очень чутким партнером, никогда не тянул одеяло на себя. Прекрасно, что в этой нашей сцене не было поцелуев.  Даже на меня, женщину, которая любит целоваться (сейчас меньше), слишком явные подробности влияют плохо. Я люблю предчувствие любви. Есть вещи, которые сегодня в кино делаются явно напоказ,  - но это же не соревнование в том, как попасть в книгу рекордов Гиннеса!  Эти все физиологические вещи идут от беспомощности, от бесталанности.

- Вы не видите сегодня катастрофического положения в российском кино?

- Не вижу. Появляются хорошие яркие картины. У нас есть режиссеры, которые уже нащупали свой почерк, свой стиль. И потом у нас есть Михалков, что бы о нем ни говорили – он интересен! Я с ним снималась, когда он еще мальчиком был. Играла его сестру в картине «Не самый большой день». Я ему там спину мыла в ванной. Так что я знаю, какая у него спина была в юности (улыбается).

- А с кем из кинематографистов вы особенно дружили?

- Я очень дружна была с Нонной Мордюковой. Я ее обожала! Она была очень естественной. Ей нравились красивые мужчины, но не всегда она им нравилась. Она была сложная по характеру. Однажды, это было в Риге, я забеспокоилась, почему она так долго не выходит из номера. Подошла к двери и спросила про ее здоровье. Она мне ответила, не открывая: «Кто тебе дал право так меня мучить?». Я расстроилась, пошла по берегу моря, сильно переживала. Решила до обеда не общаться с ней. Вернулась, а мне говорят: «Вас Нонна Викторовна ищет, всех спрашивает, куда вы делись». Когда она меня увидела, очень обрадовалась. Не извинилась, но по всему было видно, что внутренне просила прощения. Она у меня на новоселье здесь была. Ей понравилось, как я сделала ремонт. 

- Что для вас дом?

- Очень многое значит. Это моя крепость, это моя душа. Когда Володи не стало, я вещи, которые его напоминали, убрала, соседям раздала. А потом поняла, что так нельзя – так и в гостинице жить можно. Вернула старый комод, купила кресло уютное, фотографии наши общие повесила на стены – и будто Володя вернулся. Стало очень хорошо. Мне нравятся здесь все времена года. Нравится, что сюда на балкон прилетают воробушки. Моя кошка выходит и пугает их.

- А чем занимается ваш сын Алексей?

- Он зубной техник. А внучка Маша пошла по его стопам (с гордостью) - в медицинский институт. Она на очень хорошем счету, ей интересно то, чем она занимается. Я уже прабабушка. Моему правнуку 7 лет, его зовут Володя Ивашов. Маша с мужем развелась. А сыну фамилию Ивашов дали, потому что по отцу у него была бы фамилия Сипатый, что, согласитесь, не очень звучит хорошо. А он все-таки продолжатель рода.

- Вы свое детство любите вспоминать? И что у вас связано с семьей – больше хорошего или не очень?

- Я очень люблю свое детство. Мы перемещались из города в город, потому что папа был подполковник, жили и в Венгрии, и в Германии, я многое чего от разных культур вобрала в себя. А родилась я в Армении, детство там прошло. Папа был комендантом города. А мама – его комендантшей (смеется). Но я знаю, что мама не хотела меня рожать. Тяжело ведь было – два брата еще. Она что-то предпринимала, чтобы я не родилась, к знахаркам обращалась. Потому у нее на всю жизнь чувство вины осталось по отношению ко мне, она меня больше всех любила. Когда я родилась шестимесячной и весила 2 килограмма 200 граммов, и мама увидела, какая я хорошенькая, она стала молить всех богов, чтобы я выжила. Мама на меня все силы положила. Так что мама всегда была для меня ангелом-хранителем. А через 13 лет родился мой самый любимый брат Олег, в один день со мной – 15 мая. Я ему очень благодарна за все. Не смотрите, что пишут в желтой прессе, мы очень дружны, он предприниматель, занимается дизайном, изготовлением мебели, предметов интерьера. И очень мне помогает материально. Танюха, его жена, всегда говорила: «Вы такая красивая». Я не знала, что и думать, а теперь поверила, что я действительно красивая.

-  Странно, что вы сомневались в этом…

- Я и в молодости считала, что я некрасивая. Мне казалось (я тогда макияж не делала), что другие девушки, москвички, гораздо красивее. Я не кокетничаю. Я себя красивой видела лишь в «Тамани», но искренне думала, что за счет гримеров. И потом я там была в парике. В «Бриллиантовой» у меня был шиньон, из волос моей двоюродной сестры, они у нее до пят были.  Вообще волосы придают образу много шарма. Думаете, белый цвет – мой натуральный? Совсем нет. Я вообще темно-русая.

- А каким же образом вы пришли к светлому облику?

- Я покрасила волосы неожиданно. Во ВГИКе мы репетировали новогоднюю программу, капустник. И я не была занята несколько часов. Мне сказали: «Иди, погуляй пока». Я пошла в магазин, потом в кафе отведать рыбных котлет. Дешевые такие были котлеты, я их до сих пор люблю, причем холодные чтобы были. И кофе с молоком выпила. Ну вот, отвела душу, а времени все равно полно. Рядом - парикмахерская. Я туда зашла, и спросила: «А можете меня перекрасить?». Через два часа меня сделали яркой блондинкой. Я вернулась в зал. Решила разыграть своих. Я до сих пор люблю розыгрыши. И Володю разыгрывала всегда. Сижу тихо, в пол смотрю. Сокурсники мимо проходят, никто меня не узнает. Начали спрашивать: «Никто Светлану не видел? Пора ее звать». Моя роль как раз начиналась  в пантомиме – Джульетту играла. Вот уже и мой муж Володя Ивашов (к третьему курсу мы были женаты) прошел, не заметил. Я его окликаю: «Володь, не узнаешь, что ль?» Он: «Светка, это ты?». И я ему так понравилась, он еще больше в меня влюбился. Так блондинкой я и осталась на всю жизнь, я себя очень естественно чувствую с этим цветом. Будто к самой себе вернулась.

Очень смешной был момент. Мы жили первые годы в Москве вместе с родителями Володи. Делили постель с младшим братом – спали с ним на полу вместе. Тесно было страшно. И непривычно, конечно, для меня: папа–то был в чине, и у нас всегда просторные квартиры были, паркет, раздвижные двери. А тут дом старый, окошко в комнате  в торец дома упиралось. И это окошко всегда было продуктами заставлено – холодильников тогда не было. Так вот Володя написал записку своей маме, когда мы в ночи пробрались, наконец, к своей постели: «Мама, не подумай, что я сплю с другой женщиной. Это Светка покрасилась».

- И долго вы так скученно жили?

- Годы. Так обидно было – Володя актер голливудского размаха, и красавец какой, у него призы международные, ездил за ними во Францию, в США. А никто не знал как ему живется в быту. В итоге какая-то дальняя родственница из Моссовета нам помогла. Прислала проверяющих, посмотрели, как в одной комнате ютятся несколько человек, и тогда нам дали собственное жилье. А вообще если бы я не любила Володю, с моими запросами я бы давно сбежала. Но любила без памяти, очень.

- Привыкли вы к Москве?

- Вообще по моим ощущениям я лучше бы жила в одном из городов Золотого кольца – в Суздале, Владимире. Или может быть, в Пензе, как мой брат Олег. Там в середине мая, к моему и его дню рождения столько сирени, что хватит на весь мир! Если бы не профессия, то переехала бы к брату. Но сегодня меня занимает моя светская жизнь, мне нравится фотосессии, которые со мной проводят. Это даже стало приносить деньги.

- Если бы не стали актрисой, кем бы могли быть?

- По истечении времени я понимаю, что врач-ветеринар – это мое. Я постоянно подбираю животных – кошек, собак, лечу их, выхаживаю, уколы делаю. Как-то я привезла собаку из Пицунды. Дом творчества стоял километрах в пяти от города. Я увидела собаку – она стала ластиться, вилять хвостом. Щенок так и шел за мной,  лизал мои руки.  И я ему сказала: «Сиди, жди, я схожу в магазин и тебе что-нибудь куплю». Ушла. Купила булку, потому что колбаса тогда была в дефиците, вышла – а щенка нет. Спугнул кто-то, видно. Я так расстроилась. Вернулась в дом творчества. А у нас с Мордюковой номера были рядом. Еле выдержала время, раньше которого нельзя было к ней стучаться, говорю: «Нонночка, я такую собаку славную видела. Я бы ее в Москву взяла, но она пропала». Нонна Викторовна не могла разделить со мной печали, сказала, что я дурью маюсь. И вот оставалось уже дней семь до моего отъезда, я загораю на пляже. Я очень любила плавать и загорать, это помогало мне сбросить килограмма четыре. Лежу и чувствую, кто-то мне лижет лицо. Думаю, какой-то грузин! Открываю глаза – стоит пес! Это он 5 километров из города прошел, чтобы найти меня! Животные чувствуют любовь. Всем нужна любовь.

 

Поход к Светличной в ее дом и этот разговор, не сомневаюсь, останется со мной навсегда. Буду вспоминать кокетливое признание  актрисы в том, что она очень благодарна Ренате Литвиновой за то, что та пригласила ее сняться в фильме «Богиня», где она играла маму главной героини. За довольно приличный гонорар  Светлана Афанасьевна смогла купить себе элегантную шубку, о которой давно мечтала. Настоящая женщина!

 

Беседовала Елена Добрякова

 

 

Заслуженная артистка России Светлана Светличная родилась 15 мая 1940 года в Ленинакане, в семье военного. Закончила школу в Мелитополе. Ее мама, которая очень хотела быть актрисой и не осуществила свою мечту, разглядела талант в дочери и убедила поступить во ВГИК на курс Михаила Ромма. Дебютировала Светличная в фильме Михаила Калика «Колыбельная», а после окончания института стала актрисой «Театра-студии киноактера».

Она ворвалась в советский кинематограф, сыграв роковую соблазнительницу Анну Сергеевну в фильме Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука». И с тех пор имидж стильной и раскрепощенной женщины закрепился за Светланой Светличной.

Мужем актрисы был известный актер Владимир Ивашов. После его смерти Светличная во второй раз вышла замуж - за художника Сергея Сокольсокго, но брак продержался недолго. У Светличной и Ивашова родились два сына – Алексей и Олег. Младший сын Олег в 33 года умер при загадочных обстоятельствах в своем доме в Ивановской области и похоронен рядом с отцом.

Светличную называют королевой эпизода. Она сыграла в картинах «Тетка с фиалками», «Чистые пруды», «Тридцать три», «Любить» «Семнадцать мгновений весны», «Когда дрожит земля», В 80-90-е она почти не снималась. В 2000-е о Светличной снова вспомнились режиссеры. Сыграла в фильмах «Богиня», «Куратор», телесериале «Гараж», «Девушка и смерть».

 

 

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj